1812 - 1

Хочу сразу сказать, что я не историк, а вполне себе любитель.

Поэтому, прочитанная мною статья историка (либерального?) Понасенкова “Почему войну 1812 года никак нельзя назвать “отечественной”, мне очень не понравилась.

В первую очередь, из за огромного количества прямой лжи, передергиваний и недоговорок. Так же не понравилась откровенная пристрастность автора, направленная, понятно, на выявление “сучьей сущности рабской рашки и ее кроваво-тупоголового правителя Александра Первого”.

Все это заставило меня не согласится с г-ном историком и высказать свое скромное любительское мнение.

Итак, я буду брать цитаты из произведения Понасенкова (они будут выделены синим цветом) и комментировать их.

Поехали.

“Итак, фабула предыстории трагедии двухсотлетней давности такова (за неимением места, я изложу ее лишь кратко – обстоятельнее можно изучить в упомянутых исследованиях). Находясь во власти своих личных амбиций и болезненных комплексов Александр I развязал войну еще в 1805 году, сколотив Третью антифранцузскую коалицию (воспитанный швейцарцем Ф. Ц. Лагарпом не на истории России, а исключительно на истории Древней Греции и Рима, молодой царь питал маниакальную зависть к «античному герою» Наполеону). Тогда он направился интервенцией во Францию через Австрию…”

Жил-был мальчик. Он был не добрый. Однажды он пошел погулять на улицу, где другие добрые мальчики, отлупили его бейсбольными битами до смерти. Мораль: добро всегда побеждает зло. (Русская народная сказка)

Как видно, автор чрезвычайно прямолинеен и краток (краткость, сестра таланта?).

“Фабула” у него такова: сумасброд Александр завидовал Бонапарту, а потому пошел интервенцией на белую и пушистую Францию. Пошел не просто, а через Австрию.

Что это значит?

Это значит, что г-н Понасенков надеется, что некоторые незамутненные создания, могут подумать:

— Ага! Значит, русские еще и суверенитет Австрии нарушили – прошли катком через нее!

Как же было на самом деле?

В 1801-м году, Бонапарт благополучно выпилил у Австрии левобережье Рейна, Бельгию, Люксембург и Пьемонт (см. Люневильский мир).

А уже в 1803-м году, он объявил войну Англии (амбиции и комплексы? – В.Л.) — к портам Ла-Манша двинулись 160 000 солдат, объединенных в Английскую армию, под командованием Нея и Сульта.

Сам же Наполеон принялся планировать вторжение на Остров, как это 137 лет спустя, планировал Гитлер (операция “Морской Лев”).

Понятно, что англичане бросились искать союзников, дабы кучей задавить “корсиканское чудовище”. И они нашлись.

Россия.

“После Люневильского мира Франция и Россия считались соисполнителями германского территориального устройства, но французское правительство, не мешкая долго, принялось наводить свои собственные порядки на этой территории, не считая нужным посоветоваться с Россией. В то же время в делах с Италией первый консул намеренно пренебрегал интересами, заявленными Святой Русью в этом регионе, и список французских аннексий по долине реки По выглядел как перечень явных оскорблений, брошенных в лицо России… Убийство герцога Энгиенского было последней провокацией. Александр считался дуайеном среди королевских фамилий Европы, и казнь бурбонского принца явилась оскорблением для всех коронованных особ в Европе. К тому же с этим было связано и грубое нарушение германского нейтралитета, гарантом которого была Россия”

Как видно, “призвать к порядку” Наполеона – была нужда.

Или эти откровенные нарушения договора, оскорбления, провокации, были лишь амбициями и комплексами Александра?

Австрия.

“У Австрии было еще больше причин не доверять Франции и ненавидеть ее”

(Д. Чандлер. “Военные кампании Наполеона”)

В апреле 1805-го года, был подписан англо-русский “Петербургский союзный договор”, который и заложил основы 3-й антинаполеоновской коалиции.

Целями заключения договора были объявлены:

1. очищение Северной Германии и Ганновера от французских войск;

2. восстановление независимости Голландии и Швейцарии, причём первая должна быть увеличена за счёт присоединения Бельгии, а вторая — за счёт Женевы и Савойи;

3. восстановление королевства Сардинии;

4. полное очищение французами Италии и гарантия независимости Неаполитанского королевства;

5. установление в Европе порядка, гарантирующего в будущем независимость всех европейских государств (ст. 2).

Обе стороны согласились также на присоединение к Австрии Зальцбурга и Брейсгау в Южной Германии и территории севернее рек По и Адды в Италии, что было предусмотрено австро-русской союзной декларацией от 6 ноября 1804 года. (Википедия)

В том же году, была создана Коалиция в составе Австрии, России, Великобритании и Швеции.

Следует, так же отметить, что доля российских солдат в Коалиции, была меньше половины.

Вот так, согласно автору, Россия пошла “интервенцией” на Францию. Через Австрию. Да.

“…но французы прогнали русскую армию от своих границ, а затем 2 декабря разгромили под Аустерлицем.”

Г-н историк, должен знать, что Битва при Аустерлице, называется еще “Битвой трех императоров”.

Т.е., помимо русской и французской армий, там должна быть еще и третья. Но автор выстраивает собственную “фабулу”, где Россия – единственный “интервент”, напавший на бедную Францию.

Между тем, после сражения, Наполеон написал Жозефине:

“Я разгромил австро-русскую армию, которой командовали два императора…” (справедливости ради, надо сказать, что в этом сражении, русских было больше, чем австрийцев – В.Л.)

Мало того, Понасенков не пишет, что первым стратегическим триумфом Наполеона в этой войне, было окружение и пленение именно австрийской армии Мака под Ульмом.

Он ограничился совершенным шедевром: “тогда он (Александр) направился интервенцией во Францию через Австрию”.

Может, рукопожатный историк, не хочет марать честное имя Австрии “интервенцией во Францию”?

“Однако Наполеон, для которого союз с Россией был «идеей фикс» с самого начала его правления (…), вопреки военной целесообразности не стал преследовать деморализованные русские части.”

Живи Понасенков во времена Бонапартия, последний, взял бы его к себе – писать бюллетени. Ну помните такое выражение – врет, как бюллетень?

Достаточно вернуться к письму Наполеона Жозефине:

“Я разгромил австро-русскую армию, которой командовали два императора. Я немного устал. Я жил на воздухе восемь дней и восемь морозных ночей. Завтра я смогу отдохнуть в замке князя Кауница…”

Это подтверждает и Д. Чандлер:

“Французы были слишком измотаны, что бы организовать настоящее преследование, и через 40 часов Багратион уже успел отойти на 60 километров от поля боя.”

Как видно, не стали преследовать не «вопреки военной целесообразности», а по более банальной причине — устали очень. Сил небыло, просто.

“Тут же 30 ноября (теперь внимание: это не 1812, а еще 1806 год!) Александр объявляет созыв ополчения (требует 612 000 чел.!). Помещиков обязали выделить крестьян сверх рекрутского набора не для того, чтобы защищать свои избы и поля, но для нового похода через всю Европу (!) интервенцией во Францию из-за параноидных амбиций царя (кстати, Александр обманул дворян: крепостных им так и не вернули — записали в рекруты: Широкорад А.Б. Бог войны 1812 года. М., 2012, с. 14).”

К началу вторжения наполеоновских войск в Россию, в русской армии было около 409 000 регулярных солдат (из них 153 000 стояли в отдаленных гарнизонах и резервных частях) – т.е. действующая армия (первый и второй эшелоны) составляла 256 000 бойцов. Количество ополченцев, если судить по их участию в Бородинском сражении, было совершенно символическим.

А в 1807 году, в действующей армии было еще меньше бойцов. Так, основная армия Беннигсена, оперировавшая в Польше (на весну 1807-го года), составляла всего 115 000 солдат. Тогда, как Наполеон, там же, имел около 200 000 человек.

Где, спрашивается, миллионная армия, которую, как говорит Понасенков, должен был иметь под рукой Александр, для “похода на Европу”?!

“Как и в 1804-1805 гг. русский император уговорил австрийского, так в 1806 году, он убедил прусского короля Фридриха-Вильгельма III вновь объединиться в коалицию и объявить войну Франции.”

Интересно, а в 1796-м и 1800-м годах, Александр тоже уговорил австрийцев воевать против французов? Может Павел (к которому автор относится получше)?

Теперь немного об отношении Наполеона к Пруссии (речь идет о событиях сразу после Аустерлица):

“…Наполеон скорее презирал современное правительство Пруссии и был уверен, что может безнаказанно третировать наследников Фридриха…”

Или вот еще:

“…В беспощадном разговоре с Хаугвицем, который был доведен до полной умственной прострации озлобленной бранью Наполеона, он заставил прусского министра пойти на договор “о дружбе” с Францией. Цена этой дружбы была велика…”

В частности, княжество Клевское должно было присоединено к Бергу и в качестве герцогства отойти Мюрату (он был зятем Наполеона).

Ансбах должен был отойти Баварии – верному союзнику Франции.

Невшатель должен был подарен… Бертье (каждой сестре – по серьге).

Везель – Франции.

Ну и, так, по мелочи.

Нормально?

Выбора у Пруссии не было НИКАКОГО – или немедленное подписание этого договора “о дружбе”, или война…

Как видно, отношения Пруссии с Францией – были безупречны. И тут приперся Александр и подговорил короля выступить против ангельской Франции. Какой негодяй!

“Войну объявили. Наполеон был вынужден снова защищать свою страну. Благодаря своему гению французский император сумел разгромить превосходящие по численности прусские и русские армии.”

Господин Понасенков, в декабре 1941-го года, Гитлер, стоя перед Москвой, ведь тоже защищал свою родину (когда началось советское контр-наступление). Не так ли?

“Совершенно справедливо считают, что с 1805-го года Наполеон перестал быть только французским – он стал также европейским государственным деятелем. Вскоре народ Франции начнет недоумевать, действительно ли так нужно для их национальных интересов, что бы Наполеон все дальше и дальше уводил свои армии от границ Франции и что бы он все жестче и настойчивее требовал все новых и новых рекрутов для заполнения брешей в солдатских рядах”

Какие глупые французы! Ведь вам историк объяснил, зачем это необходимо – для защиты своей страны!

Обсудить у себя 2
Комментарии (5)

до того как Панасенков стал Панасенковым, он вероятно был просто Панасенко!!! со всеми вытекающими последствиями… хотя надо отдать должное, что в России живет много адекватных украинцев… я вот тоже вроде как адекватный   правда украинец я только по месту моей сегодняшней  дислакации ....

 

Судить по фамилии не стоит. Климкин и Турчинов — с одной стороны, Богдана Нещерет — с другой.

Леша, с одной стороны ты прав… но, фамилии в то время означали принадлежность к определенной народности… в данном случае украинской… а у нас сегодня к украинскому народу очень много вопросов… если конечно представитель Украины не проверенный временем человек, доказавший, что он больше русский, чем украинец… и да украинец тоже может быть русским… потому что украинец это имя существительное, а русский — прилагательное… существительное у нас — русич.

Национальность не показатель. Показатель — душа.

Комментарий был удален
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

все 53 Мои друзья
Фома Тунгусский
Фома Тунгусский
сейчас на сайте
47 лет (22.07.1970)
Читателей: 51 Опыт: 233.651 Карма: 9.94656
Я в клубах
Стихи на все случии жизни Пользователь клуба
Рок музыка Пользователь клуба
Счастье это... Пользователь клуба
Стихи с ненормативной лексикой Пользователь клуба
Выходцы с blog.ru Пользователь клуба
Газета Пи"дабольская Правда Администратор клуба